Может ли членство в ЕАЭС быть интересно Азербайджану?

 Эльдар  РУХУЛЛАОГЛУ

В первых числах октября в российском городе Сочи состоялась пленарная сессия XVI ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай». Помимо руководителя Российской Федерации Владимира Путина в мероприятии приняли участие и главы других государств — президент Азербайджана Ильхам Алиев, король Иордании Абдалла II,  президенты Казахстана и Филиппин Касым-Жомарт Токаев и Родриго Дутерте. В ходе своей речи в рамках форума, президент И.Алиев поддержал поднятую его российским коллегой тему добрососедства и рассказал про положительную динамику в торговле между Азербайджаном и Россией, отметив стратегический характер отношений между странами. Что касается в целом нынешнего заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай», то, скорее всего, он запомнится тем, что в ходе выступлений главы отдельных государств регулярно ссылались на опыт сотрудничества, наработанный в рамках ЕАЭС. И, признаться, по публичным выступлениям сложно было сделать вывод о том, поступило ли вновь от России Азербайджану предложение вступить в эту организацию.

Чтобы понять, о чем именно идет речь, кратко расскажем о том, что представляет собой ЕАЭС и почему государства-члены этой международной структуры, хотели бы видеть Азербайджан в своих рядах.

Точно так же, как в Евангелии говорится, что «И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды», точно так же создала Россия вначале Таможенный союз, затем Единое экономическое пространство, а с 1 января 2015 года и Евразийский экономический союз, основателями которого стали также Беларусь и Казахстан. Уже тогда в СМИ ряда постсоветских государств вновь вспыхнули дискуссии о том, что Россия стремится возродить бывший Советский Союз, пусть и в несколько иной форме. Эту структуру назвали Евразийским экономическим сообществом (ЕвроАзЭС). В том же году полноправными членами ЕврАзЭС стали еще две страны — Армения и Кыргызская Республика. А впоследствии, когда общая численность людей, проживающих на территории этих пяти государств-членов ЕвроАзЭС, превысила 180 млн. человек, а совокупный объем их экономик перевалил отметку в 2 трлн. долларов США, появились и здоровые амбиции, и евразийская интеграция вновь стала союзом, поменяв соответственно название на Евразийский экономический союз, а аббревиатуру на ЕАЭС.

По организационной своей форме ЕАЭС отличается от бывшего Советского Союза, но если принять также во внимание Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), то по смысловой значимости вполне напоминает развалившуюся в 1991 году сверхдержаву. Во всяком случае у России на это имеются большие претензии. Тем более что членами последней структуры помимо тех государств, которые входят в ЕАЭС (напомним: Россия, Беларусь, Казахстан, Кыргызыстан и Армения), являются также Таджикистан и Узбекистан. Таким образом, из бывших советских республик ОДКБ и ЕАЭС не включают три прибалтийские страны – Эстонию, Латвию и Литву, которые уже входят в европейское пространство; Грузию и Молдову, имеющих территориальные конфликты и проблемы; Украину, где идет настоящая война; Туркмению с ее неопределенностью по внешней политике и Азербайджан, проводящий собственную внешнюю политику и сторонящийся всяких союзных обязательств.

Естественно, для нас интерес представляет прежде всего Азербайджан, который с честью выдержал натиск Москвы по вступлению в Таможенный союз, ЕвроАзЭС-ЕАЭС, ОДКБ и т.д., и сумел при этом сохранить Россию в качестве своего стратегического партнера. Более того, благодаря прозрачной, полностью открытой и честной внешней политике наша страна не только умудрилась не потерять дружеских связей с северным соседом, но и превратить Россию в своего стратегического партнера, претворяя в жизнь проекты, которые совершенно не вписывались в общую стратегию ЕАЭС.

Чтобы понять, о чем идет речь, обратимся к Договору о Евразийском экономическом союзе, который вступил в силу в январе 2015 года. Документ (http://www.eaeunion.org/#info) регламентирует свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы между странами участниками ЕАЭС и проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики. Для этого предусмотрены гармонизация или сближение законодательства, нацеленного на установление сходного нормативно-правового регулирования в отдельных сферах, создание единого экономического пространства со сходными, сопоставимыми или однотипными механизмами управления экономикой, основанной на рыночных принципах и т.д. При этом под общим единым рынком понимаются такие отношения между странами-членами Союза, как обеспечение свободы передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Что касается таможенных взаимоотношений, то здесь, по сути, следует понимать единую территорию, в пределах которой при взаимной торговле не применяются пошлины, меры нетарифного регулирования, а также специальные защитные, антидемпинговые и компенсационные меры. Но самое главное — в рамках ЕАЭС действуют единые меры таможенно-тарифного регулирования внешней торговли товарами с третьей стороной. Понятно, что под последним подразумеваются все те, кто не входит в Союз.   

Пока речь шла лишь общих правилах функционирования ЕАЭС, и, на первый взгляд, для Азербайджана в них нет никаких экономических угроз. Однако при дальнейшем анализе деятельности этой структуры становится очевидным, что эти меры таможенно-тарифного и нетарифного, технического, санитарно-, ветеринарно-санитарного и карантинно- фитосанитарного регулирования основаны и формируют конкретные механизмы давления. Причем давления не только и не столько на государство-члена ЕАЭС, нарушившее общие принципы этой структуры, сколько на страну, из которой ввозится недопустимый товар. А в качестве основной скрипки в этом оркестре, конечно же, выступает Россия. К примеру, если проанализировать Уведомления Департамента защиты внутреннего рынка Евразийской экономической комиссии за последние два года, то в основном они были нацелены на недопустимость торговых отношений с такими странами, как Украина, США или Китай. К примеру, 5 декабря 2018 года этот Департамент ЕАЭС провел слушания в рамках антидемпингового расследования в отношении одномодового оптического волокна, предназначенного для оптических кабелей связи, производимых в США и Японии и ввезенного на территорию Союза. Далее 26 февраля нынешнего года этот же Департамент провел слушания по поводу антидемпинговых мер в отношении стальных кованых валков для металлопрокатных станков из Украины на таможенную территорию Союза. А о подобных слушаниях по поводу товаров, ввозимых из Китая, вообще говорить не приходится, поскольку складывается ощущение, что ЕАЭС только и делает, что защищает свои таможенные границы от товаров из этой страны. И если с Украиной и США ситуация ясна, поскольку напряженность России с этими странами прекрасно известна, то в случае с Китаем картину проясняет выступление президента России Владимира Путина на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» о котором мы сказали выше.

Говоря о сотрудничестве с Китаем, российский лидер сообщил, что Москва помогает Пекину создать систему предупреждения о ракетном нападении. «Это очень серьезная вещь, которая капитальным, кардинальным образом повысит обороноспособность Китайской Народной Республики, потому что сейчас такую систему имеют только США и Россия», — сказал он.

Думается, не в малой степени на сговорчивость Китая и желание пойти на сотрудничество в этой области повлияло воздействие (вернее, меры ограничения), которое  на нее оказывает Россия, не допуская китайские товары на территорию государств-членов ЕАЭС. Таким образом, в случае с ЕАЭС можно заключить, что основная цель создания данного Союза заключается не столько в единой энергетической, макроэкономической политике, во взаимной торговле товарами и услугами и создании инвестиционной среды, сколько в оказании коллективного давления на государства, по тем или иным причинам неугодные России.

Впрочем, все сказанное совершенно не объясняет то, почему членство в ЕАЭС и такого рода международных образованиях невыгодно Азербайджану. Дело в том, что в нашей стране в последние годы реализуются глобальные проекты, стоимость которых оценивается в сотни миллионов, а порой и в миллиарды долларов. И здесь не важно, идет ли речь о строительстве какого-либо трубопровода, судостроительного завода или международного морского порта, установке перерабатывающих мощностей в области нефтепереработки или нефтехимии или любом другом проекте. Важно то, что реализуя их, Азербайджан всегда сам определял зарубежных инвесторов и торговых партнеров и выступал перед ними гарантом надежности вложения инвестиций. Наша страна сама определяет рынки сбыта углеводородного сырья,  потому в свое время и появились нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Супса. А сегодня запускается также «Южный газовый коридор» с грандиозными проектами, как TAP (Трансадриатический газопровод) и TANAP (Трансанатолийский газопровод). Сумел бы Азербайджан так распорядиться своими нефтяными и газовыми ресурсами, если в рамках ЕАЭС существуют договоренности по формированию к 2025 году общего рынка нефти и нефтепродуктов, и к тому же году для членов этой международной структуры планируется  доступ к газотранспортной инфраструктуре? Нет, конечно. 

Да, сегодня в рамках ЕАЭС говорят о том, что свидетельством привлекательности этой международной структуры является заинтересованность более 30 стран мира в подписании с ней договоров о создании зоны свободной торговли. При этом указывается, что в настоящее время подписано более 25 меморандумов о сотрудничестве и взаимодействии ЕАЭС с разными странами, в том числе с Монголией, Чили, Перу, Сингапуром и Камбоджой. А 5 октября 2016 года вступило в силу Соглашение о свободной торговле с Вьетнамом, которое является первым преференциальным договором в рамках ЕАЭС. Имеется также мандат на проведение переговоров с Китаем, Израилем и Сербией. Плюс одобрены решения о начале переговоров по заключению соглашений о свободной торговле с Ираном, Индией и Египтом. Согласитесь, что за исключением Китая и Индии другие страны из этого списка представляют не столь большое значение для Азербайджана с точки зрения международной торговли. Тем более что речь идет об Азербайджане, нацеленном на Евросоюз…