ВЛАСТЬ И ОППОЗИЦИЯ

Рафаэль СУЛЕЙМАНОВ

Начало 2019 года ознаменовалось массовым митингом оппозиции в лице Национального Совета демократических сил. Хотя митинг и был проведен под лозунгом «Свободы блогеру Мехману Гусейнову!», массовость стала возможной из-за той информационной войны, которую на протяжении нескольких месяцев вела эмиграция. Не стоит также считать, что Нацсовет в лице ПНФА усилил свое влияние на массы, как это любят преподносить Али Керимли и Ко. Конечно, у победы сто отцов, а поражение всегда сирота.

Митинг 19 января заставил власти серьезно задуматься – на одних лозунгах далеко не уедешь. Поэтому был предпринят ряд шагов в социально-экономической сфере, приняты действенные меры по искоренению коррупции в судебно-правовой системе и др., что было позитивно воспринято обществом. Эти шаги в какой-то мере нейтрализовали рост недовольства и выбили из рук оппозиции ее аргументы. Однако радикальная эмиграция путем интернет-ТВ, пусть даже низкого пошиба, увеличила поток информационной войны против власти.

За каждой деятельностью стоят финансы. Только простодушные люди могут уверовать в то, что за деятельностью онлайн-ТВ стоит идейная борьба и энтузиазм. Поэтому напрашивается вопрос: «Откуда дровишки?» Ищите финансовый след и придете к заказчику. После разгрома прозападных НПО и выявления фактов хищений грантовых денег, западные доноры переместили центр тяжести борьбы с властью в США и Европу, сделав ставку на эмиграцию и на информационную направленность этой борьбы.

Несмотря на разновидность эмиграционных онлайн-ТВ, всех их объединяет стремление к насильственному свержению власти, воцарению хаоса и массовых беспорядков в Азербайджане. В таком же духе выдержаны выступления лидеров радикальной оппозиции во главе с Али Керимли. Они систематически пытаются нагнетать политическую обстановку в республике, используя даже бытовые неурядицы граждан.

А.Керимли понимает, что конституционным путем ему не прийти к власти. Ему остается единственный вариант – хаос, массовые беспорядки, даже не «бархатная» или «оранжевая», а кровавая революция, в результате чего А.Керимли встает во главе протестного электората, который на своих плечах вносит его в президентский дворец. Но это он так считает. И в этом нет какой-либо новизны. Как-то один из незадачливых претендентов на власть заявлял своим сторонникам: «Мой путь к власти очень прост: аэропорт Бина – площадь «Азадлыг» — президентский дворец».

А.Керимли не скрывает свою позицию и открыто заявляет, что сначала нужно массовыми выступлениями добиться свержения власти, а только после этого провести выборы. Для подстраховки он не забывает добавить, что выступает против насилия и крови. Можно подумать, свержение власти предполагает «вегетарианский» способ. И не надо ссылаться на примеры грузинского или украинского варианта «оранжевой» революции. В Азербайджане власть поддерживается абсолютным числом граждан. Иначе почему на протяжении более десяти лет оппозиция не может добиться массовости своих акций?

Уже давно политическая борьба в Азербайджане переместилась в виртуальный мир. Политическое противостояние власти и оппозиции измеряется количеством «лайков», «комментов», численностью «троллей», а рейтинг политиков – количеством подписчиков. Аномалия виртуальной борьбы заключается в том, что реализм уступает место фантазиям. И в итоге те, кто витает в облаках, терпит крах.

Элементарный анализ политической ситуации в Азербайджане доказывает полную несостоятельность оппозиции перед властью. Представим, что на футбольном поле играют чемпион английской премьер-лиги и аутсайдер азербайджанской премьер-лиги. Примерно такое соотношение сил противоборствующих сторон.

Почему из 5 миллионов избирателей (то есть потенциально активной части населения) оппозиция не может привлечь на свои санкционированные акции хотя бы 1%? Почему подавляющая часть населения проявляет отсутствие интереса к политике, политическим баталиям, а тем более к политическим акциям? Почему граждане предпочитают политике развлечения, концерты, рестораны? Музыкальный фестиваль «Жара» этим летом привлек тысячи раз больше внимания, чем все митинги оппозиции за истекшие годы. А ведь никто никого силком не загонял ехать за город. Аудитория фестиваля – это в основном молодежь, то есть тот электорат, который является движущей силой протестного движения в странах «оранжевых», «цветных» и иных революций. Я не исключаю, что не только оппозиция, но и власть неспособна провести массовый митинг. А если возникнет необходимость защиты власти от посягательств деструктивных сил, то народ, безусловно, защитит законную власть, а в ее лице стабильность, спокойствие и ценности жизненных устоев.

Общество тогда занимается политикой, когда уровень его жизни низок. Сегодняшнее азербайджанское общество аполитично, так как бытие определяет сознание. Довольные жизнью граждане не кричат о своем благополучии, наоборот — недовольные сетуют на безденежье, безработицу, социальную несправедливость. И когда в социальных сетях (при молчании большинства довольных) недовольные говорят о своем недовольстве, создается впечатление о массовом недовольстве граждан действующей властью. Но когда дело доходит до публичного выражения протеста, виртуальная масса не трансформируется в протестный электорат. Даже безработные завсегдатаи чайханы предпочитают коротать время за нардами или домино, жалуясь на свое бедственное положение, чем участвовать в митингах радикальной оппозиции. Это говорит о том, что недовольные властью люди не верят ПНФА. Как можно верить партии, лидеры которой на протяжении двадцати лет использовали чаяния недовольного электората в своих меркантильных интересах?

Таким образом, становится ясно, что радикальная оппозиция не имеет той социальной базы, которая привела бы ее к власти. Поэтому у А.Керимли остается одна надежда, чтобы какой-нибудь зеленщик поджег себя, и на гребне народного негодования захватить власть. Это то же самое, как пойти в магазин без денег в надежде найти их на улице.

В Азербайджане власть в твердых руках. И что бы ни говорили, ни писали, опорой власти являются не силовые структуры, а народ. Никакие структуры не могут обеспечить долгое правление, кроме как народная поддержка.